03:07 

Большое путешествие 2010

Rikki Tyki Tavi
Assemble the facts, digest the information, consider the implications. Then go spare. But with precision.
Фотографии позже, но будут. А пока - много букв.
Теперь точно уверен, что этот текст никто не осилит)

9 августа.
Путешествие наше началось с Москвы. Собрались и выехали мы туда так экстренно и стремительно, как только могли. Это странно, учитывая, что к поездке мы вроде бы готовились заранее, чуть ли не за полгода. Выехали, конечно же, невыспавшимися.
В качестве средства передвижения до столицы выбрали новомодный сверхпафосный и высокоскоростной «Сапсан». Такая забавная прихоть, если учесть, что в дальнейшем нам предстоит пропахать на обычном, советском поезде, потратив на это удовольствие шесть суток. Зато путь от Питера до Москвы, ура-ура, займет не 8 часов, как обычно, а всего 4.
Пилот, то есть, простите, машинист «Сапсана» порадовал несколькими словами по-английски, в которых явно угадывалось, что «хи стадид МГУ», и сообщением о том, что в пути поезд разгонится аж до 220 км/ч. Мы искренне пытались дождаться, когда же наконец он дойдёт до жизни такой, и попутно слушали радио. Ах да, в «Сапсан» встроено радио: на одной волне крутят русскую попсу, вторая не работает, а на двух остальных можно послушать мозговыносящие детские сказки. Про шпионов, пиратов, кошек и мышек, например. Про кошек и мышек сказка была вообще ужасная, потому что там детям в деталях рассказывали, как два кота ели толстых, ленивых, обожравшихся зерна мышей. В общем, такой репертуар практически вынудил нас уснуть, дождавшись лишь 200 км/ч из 220 обещанных.
И вот тут, в тот самый момент, когда наши организмы отреклись от хозяев и решили самовольно поспать, выяснилось главное неудобство «Сапсана» - во всяком случае, для тех, кто лелеял мечту о сне: кресла в этом шикарном пафосном поезде не откидываются ни на градус (ни на грамм, ни на сантиметр). Следующие три часа прошли в тщетных попытках устроить свои бренные тела на жестких сапсановых сиденьях так, чтобы не затекали руки, ноги, плечи и шея. Что-нибудь одно в итоге все равно затекало, но каждому удалось урвать немного здорового (или не очень) сна.
Москва встретила нас песней про златые купола и, конечно, дымом лесных пожаров. Кстати, утром, еще в Питере, когда мы ехали на Московский вокзал, было понятно, что будет и на нашей улице Сайлент Хилл, так что особой разницы не чувствовалось – разве что дым в столице был все-таки погуще. Ситуация, правда, усугублялась температурой воздуха +35, но и тут не обошлось без приятного сюрприза – мы-то, ориентируясь на Гисметео, готовились к +39.
В общем, сдав вещи в камеру хранения Ярославского вокзала, с которого нам уже этим вечером предстояло пуститься в большое путешествие, мы двинулись осматривать немногочисленные достопримечательности, включенные в наш московский план. Этой фразой автор ни в коем случае не хочет сказать, что достопримечательности в столице немногочисленны – просто дым и жара таки вносят свои коррективы в туристические маршруты. В общем, мы сходили на Арбат, поехали через Лубянку на Красную площадь, по пути взглянув на прилагающиеся бонусы типа Москва-реки и… и все. Учитывая климатические условия, большую часть московского участка нашей поездки мы провели в кафешках с кондиционером за стаканом чего-нибудь холодненького. В итоге мы успели только забрать свою походную палатку на Димитровской и отказать в помощи Фонду содействия российскому алкоголизму, с представителем которого повстречались на Арбате. Ах да, еще мы купили себе в поезд три «Доширака» и печенье. Учитывая, сколько нам ехать, экстремалить мы начали уже на старте.
А поезд №002 сообщением «Москва – Владивосток» порадовал нас чистотой, комфортом и (что ни говорите, а счастье есть) кондиционером. По сравнению с этим благом цивилизации радио, телевизор и понтовые складывающиеся полки уже показались просто приятным дополнением, однако мы не можем не сказать спасибо Тверскому вагоностроительному заводу, который делает такие удобные вагоны. Учитесь, сапсанята! Кстати, чтобы никто не подумал лишнего: ТВЗ (www.tvz.ru/) не является спонсором нашего путешествия.

10 августа
День (то есть, формально, сутки) начались для нас в 0.33 со славного города Владимира, в котором, кроме вокзала, мы успели увидеть блестящие купола некой церкви. Да, купола ночью – все-таки подсветка великое дело. Кстати, задымления во Владимире вроде бы и нет никакого – видимо, дым отправляется покорять столицы, провинцией не интересуясь.
В поезде по-прежнему свежо и гораздо более прохладно, нежели на улице. Особенно оценили контраст температур уже ближе к вечеру, в Перми, но пока вернемся к началу нашей поездной жизни.
Днем пришла начальник поезда, некто Разина Л.И., и сообщила, что, во-первых, в Екатеринбурге в наш вагон сядут двадцать штук иностранцев, которые с нами поедут аж до Иркутска (мы пока слабо представляем, сколько до него ехать), а во-вторых, в штабном вагоне есть душ, посещение которого (душа, а не вагона) стоит 100 рублей. В общем, ситуация классическая – две новости, одна хорошая, другая плохая. Впрочем, иностранцев, как ни закатывала глаза начальник поезда, мы так и не испугались. Даже если они будут беспробудно пить, рассудили мы, вряд ли они смогут затмить пьяных русских. Что мы, в конце концов, финнов, что ли, не видели, которые в Питер на выходные приезжают?
И правда, наши иностранцы (кажется, в большинстве своем французы) оказались далеко не такими шумными, как нам предрекали, и вовсе не пьяными. Сели, как и должны были, в Свердловске, быстро разлеглись по полкам и затихли. В самом Свердловске, т.е. в Екатеринбурге, мы не увидели ничего, кроме вокзала и таблички «Европа  Азия», которая повторилась дважды – в начале и в конце перрона. В общем, мы поздравили себя со въездом в азиатскую часть материка и двинулись дальше.
А дальше у нас по расписанию была Тюмень (по Москве – 3:48), так что мы решили не спать и играли в покер на чайные пакетики. Ценная валюта, если ехать шесть суток. Впрочем, подумали уже и о том, чтобы начать играть в поезде с незнакомцами и выйти во Владивостоке уже обеспеченными людьми, но, к счастью, до осуществления затеи не дошло – пора было выходить и смотреть на Тюмень. Там мы окончательно потерялись бы во времени, если бы не добрая тётя-проводник – она открыла нам страшную тайну: на вокзалах по всей России время на часах – московское. Зря мы, значит, поражались, увидев, что время в Екатеринбурге не отличается от времени в Москве. Оказывается, отличается, но москвичей предпочитают не шокировать – вешают им по всему Транссибу часы с московским временем, чтобы чувствовали себя, как дома. А так в Тюмени +2 к Москве, о чем нам сообщила проводница. Чувствуется, на ближайшие дни она станет нашей Википедией, во всяком случае, по части часовых поясов.
Сама Тюмень, кажется, состоит из дорогих машин, красивых современных домов и бензозаправок. Еще там хорошие дороги, что уж вообще делает этот город непохожим на российский. Правда, в качестве средства передвижения тюменцы используют не только автомобили – над одной из гладко заасфальтированных дорог висела рекламная растяжка с изображением явно недовольного жизнью мужчины и подписи «Он не купил катер!». Видно, тяжела жизнь в Тюмени без катера.
Еще в этот день мы посетили вагон-ресторан. Публика, степень ее трезвости и музыкальное сопровождение можно было бы описывать очень долго, но это все-таки путевые заметки, а не повесть про зону, этап, паханов и братанов, так что опустим измышления на эту тему. Пожилой официант молча унес старую скатерть, стряхнул с неё крошки, перевернул на изнаночную сторону и постелил обратно. Мы постарались сделать вид, что не заметили этих манипуляций. Дожидаясь еды, заодно постарались проникнуться музыкой, которую бы вряд ли услышали даже в такси. Во всяком случае, такого отборного блатняка в Питере мы не слышали с блаженных 90-х. Проникнуться не вышло, зато эскалоп с картошкой оказался на высоте – ради него можно потерпеть и сомнительную компанию, и суровый русский шансон. В общем, в этот день «Дошираки» так и остались нетронутыми, в отличие от печенья, запасы которого мы благоразумно пополнили еще в Екатеринбурге.

11 августа
День начался с того, что мы проснулись и сразу же потеряли три часа впустую. Дело в том, что встали мы, отборные совы, около 11 дня по Мск, а в Омске, к которому мы на тот момент подъезжали, было уже около 14:00. В общем, кажется, никто из нас так стремительно время еще не терял. Что ж, с почином.
Омск оказался куда беднее Тюмени – впрочем, чего тут удивляться, нефти-то там нет. Зато была замечена красивая полноводная река. Мы, честно говоря, не знаем, что это – Иртыш или Омь, но вид впечатляет. Вообще-то без гугла географы из нас никакие – спасибо Транссибирской магистрали за то, что мы теперь хотя бы знаем, какой город западнее, а какой восточнее. Но и это все – только в рамках Транссиба, а шаг вправо или влево уже выдает нашу полную географическую безграмотность.
Но в поезде Москва – Владивосток стоит смотреть не только из окна на красивые и не очень виды, но и на людей, которые часто радуют ничуть не меньше. Например, в Барабинске в наш вагон вместе с тетками с пирожками сел мужчина восточной внешности, продавец орехов. Слушая его рекламу фундука и арахиса, ощутили себя практически на восточном базаре, а в копилку дня была добавлена его гениальная фраза «Ах, какие у меня орешки, попробуйте – от смеха умрете!» Правда, пробовать и умирать мы не стали, оставив это удовольствие другим пассажирам. А наши вагонные французы всю дорогу мерили меховые шапки и шерстяные свитера, правда, кажется, ничего не покупали – не зря говорят, что французы – народ экономный. То-то они господина Саркози не любят – видимо, за расточительность в том числе.
Уже вечером, около 19 по Мск, приехали в Новосибирск – и снова увидели реку, названия которой не знали. Теперь, благо, вики под рукой – оказывается, это река Обь, в долине которой Новосиб и расположен. Вообще город показался красивым – очевидно, сказалось то, что было уже темно, и посмотрели мы лишь на большой благоустроенный вокзал и множество огней большого (третьего по численности населения в России) города. Если там и было что-то, что могло нам не понравиться, темнота от нас это успешно скрыла. В общем, Новосиб был занесен в список городов, где можно было бы с удовольствием пожить, и мы благополучно поехали дальше. Вот так всегда – мечты остаются мечтами.
За игрой в карты время пролетело незаметно – станция Тайга подплыла к нашим окнам совершенно незаметно, под покровом глубокой ночи по местному времени. Правда, проводница наша эту станцию проигнорировала, так что пришлось выйти на перрон через соседний вагон. Только мы решили немного пройтись вдоль поезда, дабы поразмять затекшие части тела, уповая на то, что стоянка относительно долгая, аж 13 минут, как вдруг поезд тронулся. Совершенно неожиданно, надо сказать. В общем, мы попробовали себя в таком виде спорта, как скоростное запрыгивание в шлепанцах в движущийся вагон. Поразмяли части тела, как и хотели.
Зато познакомились с проводником третьего вагона, классической русской женщиной, способной остановить на скаку горящую избу. Послушали истории из жизни поездной бригады поезда «Москва – Владивосток» - об «иностранцах», едущих из Вологды на заработки и нарушающих попутно общественный порядок. На Дальний Восток, как мы поняли, на заработки едут многие – даже некоторые наши соседи по вагону не опознали в нас туристов, считая, что мы тоже едем за «длинным рублем». А проводница пригласила нас подышать воздухом и «еще побегать» на следующей станции, часов в 5 утра по местному времени.
Пока обдумывали это предложение, прошло столько времени, что оказалось, что до Мариинской (той самой ближайшей станции) осталось минут двадцать. В общем, предложение пришлось принять. В Мариинской было уже совсем холодно. По ощущениям – примерно +10, что в контрасте с Москвой, конечно, почти заморозки. Кстати, холодало от Перми и на восток стабильно, на улицу уже выходили в свитерах, и даже начали подумывать о более теплой обуви. Поезда догонять удобнее, опять же. Будем надеяться, что во Владивостоке и на Камчатке будет хоть немного теплее.
По случаю въезда в Азию открыли припасенную бутылку виски – все-таки ехать в этом поезде и не пить совершенно невозможно. В общем, рассвет встречали, распивая спиртное и распевая патриотические песни. В тамбуре, конечно – мы же люди интеллигентные.

12 августа
После ночных посиделок кое-как проснулись к Красноярску. Не ожидали, что это почти горный город, что делает его красивее и интереснее других сибирских городов. Снова зафиксировали реку, оказалось – Енисей. Что ж, теперь мы в курсе, что в песне «от Волги до Енисея» формулировка неточная – на Енисее Россия не заканчивается, а только набирает обороты. Вообще мы, жители центра и северо-запада, не сильно отличаемся своим восприятием Транссиба от тех же французов – такие расстояния нас шокируют. А еще шокируют (в хорошем смысле, конечно) виды. Мы-то ожидали бесконечной тайги от Урала и до упора, а под Красноярском, к примеру, увидели зеленые холмы, редкие деревья и маленькие уютные дома. А как же «Россия, нищая Россия, мне избы серые твои…»? Никаких серых изб, товарищ Блок. Прокатитесь до Владивостока и проверьте, а потом уж и стихи пишите. Общими усилиями решили, что куда ближе к истине был Толкиен, ибо окрестности Красноярска куда больше похожи на Хоббитанию, нежели на российскую провинцию в её столичном понимании.
На какой-то промежуточной станции успели купить шишек с кедровыми орехами. Одна из них была, что нас немало удивило, вареной. Как пояснил нам шишкоторговец, вареную можно есть сразу, а сырая может пролежать хоть несколько лет. Так и не поняв, зачем было варить кедровую шишку, поели орехов и поехали дальше. Сырую шишку, правда, сохранили – посмотрим, сколько лет пролежит.
Позже еще останавливались в Иланской и Нижнеудинске. Стояли недолго, так как поезд безбожно опаздывал (почти на час), а еще шел дождь, и как-то не особо верилось в то, что на дворе – август. Вечером по Москве и поздней ночью по местному времени остановились на родине Евтушенко, т.е. на станции Зима. Из-за темноты мало что увидели (Зима – не Новосибирск, множества огней не наблюдалось, разве что мощный фонарь по центру станции). Зато узнали у местных, что станция так называется не из-за того, что тут всегда зима, а оттого, что «зима» на местном наречии (мы так и не поняли, на чьем именно) означает «яма», а местечко это расположено как раз в углублении, даже ниже уровня моря. Нам, кажется, были готовы рассказать еще что-то, но холод и дождь не дал нам постоять на перроне подольше и пополнить свой багаж знаний. Не спасали даже свитера и флиски. Может быть, нас подвели босые ноги?
Коротая время за игрой в «контакт», дождались Иркутска. Видимо, постоянная смена часовых поясов дается нам не так уж легко – в Иркутске уже светает, а мы еще не ложились и, что характерно, сна ни в одном глазу. Как раз в Иркутске выходил наши соседи-иностранцы, которые, как выяснилось, едут на Байкал, а после – в Монголию. Мы решили, пока французы неторопливо выносят из вагона свои тела и сумки, немного пройтись вдоль поезда, но проводница («хозяйка вагона», по выражению тех же французов) не дала нам даже докурить и загнала обратно в вагон. Учитывая погодные условия, сопротивляться мы посчитали бессмысленным. Правда, мы успели заснять то, что так шокировало нас, когда мы только подъехали к Иркутску. Пространство между рельсами было заполнено какой-то сыпучей белой субстанцией, которую мы вначале приняли за снег. Правда, потом поняли, что это что-то вроде мелко накрошенного пенопласта, но так и не поняли, зачем им засыпали пути.
В общем, с Иркутском познакомиться не успели – на перроне не постояли, а в мокрые окна движущегося поезда что-то рассмотреть проблематично. Возлагали надежды на Байкал, который, как поведал нам гугл еще до отъезда, хорошо видно с Транссиба. Короче говоря, все дружно уселись у окна, а Байкал все не появлялся, и мы уж было подумали, что его накрыло густым туманом, загородило деревьями и вообще кина не будет. Но тут показалось сначала что-то ровное и серое (на самом деле - водная гладь), а потом и сам Байкал целиком. Ну, что сказать? Байкал – это море. Выглядит внушительно даже из окна поезда, и описывать его смысла не имеет – это надо видеть.
Байкал объезжали, кажется, по периметру – правда, с одной остановкой, где мы не могли отказать себе в удовольствии купить байкальского омуля. «Холодный по 150!» - кричали нам с перрона местные женщины, что, очевидно, означало, что предложенный омуль – холодного копчения. Только вот мы не подозревали, что, заплатив 150 рублей, мы получим не одну рыбину, как ожидали, зная среднероссийские цены, а целых четыре. В итоге, значит, меньше 50 рублей за штуку – приятный и вкусный сюрприз, спасибо. Правда, осилили мы в итоге только три рыбины, а одну подарили проводнице. Она заслужила: все-таки иностранцы – пассажиры не из легких. Например, французы все время кидали мусор (точнее – туалетную бумагу) в вагонный биотуалет, отчего тот несколько раз в день выходил из строя. Наверное, сантехник уже хотел поселиться в нашем вагоне, ибо это было бы резонно. Впрочем, прочитав надпись на дверях туалета, иностранец вряд ли поймет, о чем его так настойчиво просят, так как надпись гласит: «THE REQUEST! IN A TOWLET BOWL NOT TO THROW NOTHING!» В качестве помощи проводнице мы даже написали две записки на нормальном английском (жаль, не было среди нас франкоговорящих) с просьбой в унитаз ничего не бросать, и приклеили эти записки пластырем к зеркалам. Возможно, это возымело эффект, а может, иностранцы уже и сами поняли, что были неправы.
Это было лирическое сантехническое отступление, а мы, доев байкальского омуля и отчаявшись вывести из купе его запах, отправились спать, ибо до Улан-Удэ оставалось 3 часа.

13 августа
Отоспались, мы, конечно, знатно, раз уж встали не через три, а через два часа после Байкала. Бедный организм старается все еще жить по московскому времени, но не тут-то было. А мы-то думали, что в поезде часовая разница переносится не так сложно, мол, время сдвигается постепенно. Ерунда полная! Стоя на перроне в Улан-Удэ, проникались ощущением того, что не знаем, когда спать, когда бодрствовать, когда есть, когда Владивосток. Понятия «вчера» и «позавчера» больше не в почете, потому что вспомнить, в какой день мы что проезжали, достаточно сложно. Приходится перечитывать либо расписание, либо вот эти самые заметки. Впрочем, о чем еще было думать, стоя на перроне в Улан-Удэ, если вместо вокзала и хоть какой-нибудь части города мы видели лишь соседний поезд?
Через полтора часа после Улан-Удэ проезжали станцию Петровский Завод. Именно здесь, если верить надписи на мемориальной доске, отбывали каторгу господа декабристы. То есть, конечно, не все – Вики говорит, что 14, барельеф на здании вокзала – что пятеро. Видимо, часть декабристов не удостоилась чести быть высеченными в камне, ну, или их изображения были где-то с другой стороны. За две минуты стоянки, честно говоря, не поняли. Зато теперь знаем, что такое пресловутая «глубина сибирских руд» и где она находится. И даже в этой глубине были, хотя бы эти самые две минуты.
После Петровского Завода оставалось только ждать Читы, которая по расписанию должна была быть в 18:11, а мы туда приехали лишь в 19:30. Кстати, именно с этих суток мы начали коротать время сном, а не картами – все карточные игры к этому моменту уже надоели до одури. Также до одури надоел первый альбом Evanescence, который беспрерывно крутился по вагонному радио, и фильм «Брат-2», который (тоже беспрерывно) крутился по вагонному ТВ. Что касается последнего, то наши соседи со всех сторон, видимо, не понимали, что фильм предполагается смотреть в наушниках, дабы не мешать остальным спать-читать и т.д. То есть спать и читать мы, конечно, могли, но лишь под сопровождение выстрелов, знаменитого в свое время «В чем сила, брат?» и русский псевдо-рок десятилетней давности. В общем, уже к середине пути мы уже могли рассказать весь «Брат-2» по ролям, а заодно и спеть саундтрек, ибо фильм успел проехаться нам по ушам раз дцать. Впрочем, хватит жаловаться на жизнь, пора бы и о хорошем.
В Чите было вполне себе тепло, намного приятнее, чем утром в Иркутске. Кстати, ассоциативно с Иркутском – вышедшие там французы оставили нам в наследство настоящее чудо: чистые скатерти в вагоне-ресторане. Правда, кроме скатертей нам еще достался ансамбль «Золотое кольцо» в качестве музыкального сопровождения трапезы, но это все-таки меньшее зло, нежели блатняк. Официанту, кстати, мы приглянулись (видимо, тем, что не бухали сутки напролет в ресторане, а тихо быстро ели и так же тихо и быстро уходили), и он достал для нас 3 эскалопа, которые до этого считались закончившимися. В общем, накормил, спасибо ему за это огромное.
Что касается еды, то «Дошираки» к этому дню у нас уже закончились, но больше мы их все-таки не покупали – гадость все-таки страшная. Спасали ситуацию пирожки с картошкой, которые, начиная с Урала, продают почти на каждой станции. Стоящие пирожки, между прочим – два таких сибирских пирожка утром съешь, и чувствуешь себя сытым весь оставшийся день. Это было что-то вроде рекомендации для тех, кто решит поехать по Транссибу, не загружая себя килограммами еды. Так что пользуйтесь нашим бесценным опытом, нам не жалко.


14 августа
Проснулись где-то между Читой и Чернышевском. Судя по расписанию – в районе Шилки, но само это местечко так и не видели. Наверное, разминулись.
Красота за окном была неописуемая – зеленые долины, холмы, поля и редкие деревеньки на несколько домов. Кое-где паслись овцы, лошади и прочая домашняя живность. Учитывая, что деревьев практически не было, вид из окна ничто не омрачало. Еще раз подивились тому, что не вся Россия состоит из непролазной тайги – в Забайкалье пейзажи вообще скорее альпийские, а в сочетании с синим небом и белоснежными кучевыми облаками – совершенно пасторальные картины, лепота и все тут.
Любуясь красотищей, доехали до Чернышевска-Забайкальского – первой после Читы крупной станции. То есть город-то, кажется, не самый крупный, зато стоянка чуть ли не 20 минут. Для едущих четвертые сутки и то счастье, а тут-то еще и красиво. Чернышевск-Забайкальский, кстати, никакого отношения к революционному Чернышевскому, который не знал, что делать, не имеет – просто раньше здесь был поселок Чернышево, который потом почему-то переименовали в Чернышевск. То есть самого деятеля в Забайкалье ссылали, и он был поблизости, в Александровском Заводе, но не в Чернышевске. Впрочем, хватит умничать – вернемся к красоте. Такое ощущение, что в Забайкалье только что наступила весна – все зеленое, а что не зеленое, то цветное. Ну, а что не зеленое и не цветное, то пирожки с картошкой, что тоже неплохо.
Дальше по ходу поезда красота продолжилась, правда, деревьев и кустов стало побольше, зато появились блестящие извилистые реки, речки и ручьи, а просторные поля вообще будили желание дернуть на фиг стоп-кран, оседлать ближайшую лошадь и скакать на ней до Владивостока вместо того, чтобы чахнуть в вагоне без движения.
Где-то в тех же местах, то ли в Забайкальском крае, то ли уже в Приамурье (а грань между ними очень тонкая на самом деле) увидели из окна некую стелу, и даже успели прочитать часть того, что на ней было написано: «1919», «партизаны», «бой». Теперь уже, глядя в Википедию, выясняем: здесь шли бои забайкальских партизан с отрядами белогвардейцев и японских интервентов заодно. Ну, кто б сомневался – страна у нас большая, бои шли везде. Стелы, правда, не везде ставят, а то бы мы из своего вагона только на них и смотрели.
Ну а потом, для разнообразия, начались густые леса, и никаких остановок в этом Лихолесье не наблюдалось. Это, кажется, по всему Транссибу – самая мертвая зона, примерно восемь-десять часов тряски в вагоне без шансов взглянуть на что-нибудь интересное. Лес – он лес и есть. Оставалось снова играть в карты, слушать «Брата-2» вперемежку с Еvanescence и курить в тамбуре, чтобы хоть как-то размяться. Кстати, к РЖД есть предложение: раз уж есть вагоны с душем, почему бы не сделать вагон со спортзалом? Ну, ладно, многого не просим – хотя бы турник повесьте, он точно будет пользоваться популярностью.
Впрочем, что уж точно пользуется популярностью в этом поезде, так это водка. Начиная с Иркутска в нашем вагоне пошел круговорот пьяных личностей – одни пьяные садились, другие выходили, третьи садились трезвыми и в дым напивались за несколько часов, кто-то трезвел, кто-то – наоборот. Нам, трезвым, ничего не оставалось, кроме как молча курить. Ехать осталось чуть больше суток.


15 августа
Бессовестно проспали Биробиджан и, видимо, всю Еврейскую автономную область вместе с ним. Для виду немного порасстраивались, но всерьез, кажется, об этом упущении никто не пожалел – зато впереди был Хабаровск, о котором, в отличие от Биробиджана, мы кое-что знали. Кое-что узнали прямо в дороге: например, есть станция Ерофей Павлович, названная в честь того же Хабарова. Долго думали, как же зовут тамошних жителей – ерофейпавловичане?
Подъезжая к Хабаровску, радовались – наконец-то мы знаем, над какой рекой проезжаем. Здравствуй, Амур, солнечная погода, легкий ветер и, что здорово, приличные окраины города – от таких картин мы отвыкли, пока ехали по Восточной Сибири. А тут, в Хабаровске - красивый вокзал, чистая привокзальная площадь, да и в целом общее впечатление ухоженности – великое дело. Тут же и стела с двуглавым орлом, и мемориальная доска, да и вообще цивилизация. Правда, больше всего грело ощущение, что если уж мы в Хабаровске, то до конца пути остается совсем немного, и это поднимало настроение получше, чем чистота и уют. Впрочем, тут нам впервые за долгое время повезло с перроном – мы остановились практически напротив вокзала, а не между двумя товарняками, как это бывало на Транссибе чаще всего.
В последний раз пополнили запасы еды – купили какого-то ерундового печенья и чая с сигаретами. Планировали больше ничего не брать, но через некоторое время, когда мы уже порядочно отъехали от Хабаровска, проводница на высокой скорости пронеслась по вагону с возгласом «Вяземская! Икру берите!» Выяснилось, что станция Вяземская – место, где красная икра продается чуть ли не за копейки. Естественно, нам было интересно прицениться (да что там греха таить – размяться тоже хотелось), и мы выползли на перрон.
Икра, как выяснилось, стоит примерно 1 рубль за грамм. То есть стограммовая баночка – 100 рублей, а 500 грамм, понятно, 500 р. Покупать икру, правда, не стали – во-первых, вряд ли мы стали бы есть её прямо в поезде, во-вторых – дальше в планах Камчатка, где, если верить опыту других приключенцев, икра куда дешевле. А если говорить о ценах, то вот вам сравнение – в Питере на Сытном рынке икра кеты стоит 2050 р. за килограмм. Есть с чем сравнить, не правда ли?
Кроме икры, в Вяземской можно купить вообще все – пирожки, манты, кондитерские изделия, овощи-фрукты. Есть подозрение, что, если знать нужных людей, оружие и наркотики можно купить там же, на перроне, но такой целью мы не задавались. В общем, купив еще по паре пирожков, уставились во все глаза на природу. А леса в районе Хабаровск-Вяземская прямо европейско-русские, иначе и не скажешь. Березы оптом, ельники всякие, поляны вообще как будто иллюстрации к русским народным сказкам. Кстати, столько берез, сколько растет вдоль железной дороги в Сибири и на Дальнем Востоке, мы в нашей средней полосе ни разу не видели. Вообще, если уж подводить итоги по Транссибу, красивее всего в плане природы Байкал, Забайкалье и Амурская область. Чуть менее, но тоже красиво под Красноярском, а вот остальное… Если вы смотрели из окна поезда где-нибудь между Москвой и Питером, поверьте на слово – до Урала, как минимум, то же самое. А вот потом – интереснее. По городам же подводить итоги вовсе бессмысленно, так как судить по вокзалам – дело гиблое. Но в симпатиях к Новосибирску, пожалуй, распишемся – красив, подлец.
После Вяземской тщетно пытались уснуть, чтобы встать за пару часов до Владивостока, в Уссурийске, спокойно выпить чая и собрать рюкзаки. Но не тут-то было – организм вспомнил, что в родном часовом поясе сейчас не спят, а значит, и нам тут не стоит. Пришлось дочитать журналы, купленные еще в Москве. То есть, дочитали мы их давно, но теперь уже дочитывали тираж, имена-фамилии редакторов, рекламу мелким шрифтом и прочее – до самой корки. Но и это не помогло, и музыка не усыпила, и даже никотин не дал снотворного эффекта – за час до Уссурийска мы уже настолько возненавидели полки (а до кучи, дистанционно, – раскладушки, диваны и кровати), что сладостнее и долгожданнее звука будильника для нас не было ничего. Вот что делает с совами перемена часовых поясов – так и в жаворонки податься можно.
В общем, Уссурийск. Что же мы увидели в Уссурийске? Легче сказать, наверное, чего не увидели – ничего. Даже надписи «Уссурийск», которая, по логике, должна бы быть на станции. Впрочем, в существовании этого города мы все-таки не сомневались, ибо еще дома смотрели на него в Google-maps. А так – постояли, покурили в Уссурийске – и то хорошо. Видимо, это было чем-то вроде прощания с Транссибом – впереди был только Владивосток, где уж точно будет не до прощаний, а позади – 144 часа пути.
Уважаемые пассажиры, не забывайте свои вещи, скорый поезд №002 уже почти прибывает на конечную станцию «Владивосток».



UPD: 16 августа
Итак, доброе утро, Владивосток.
В 6:33 по местному и в полдвенадцатого ночи по Москве (существование которой в тот момент уже казалось малореальным) мы попрощались со ставшим нам родным купе и вывалились на перрон, проклиная свои огромные рюкзаки в целом и каждый элемент их содержимого в частности.
Надо сказать, что уже на подъездах к Владивостоку в воздухе почуялось нечто родное. Как бы и не было этих долгих дней пути, и Сибирь не за спиной – так, проехались пару часов, не больше. Это, наверное, сродни тому, как сложно себе представить 5 млрд. долларов – такая сумма реальна, но в голове все равно не укладывается. Так и преодоленный десяток тысяч километров сознание предпочло обнулить, дабы не травмировать само себя. В итоге за пять-десять минут до конечной создалось ощущение, что приехали мы в Питер. Тут, правда, нужно еще учитывать, что приехали мы в темноте, а все кошки ночью не то что серы – их вообще ни фига не видно.
Отрекомендованный нам уже давно красивый-свежеотремонтированный вокзал г. Владивостока так и не увидели из-за той же темноты, да и важнее на тот момент было загрузиться со всей снарягой в автобус. Важнее, пожалуй, было лишь загрузиться в нужный автобус. До нужного нам места не шел ни один, так что мы сторговались с таксистом, сбив цену с московского уровня примерно до питерского.
Вот тут и началось интересное. Стоит сказать, что мы, определяясь с жильем во Владивостоке, намеренно отвергли вариант вписки, где обязательно начинаешь кому-то непроизвольно мешать и нервничать из-за дополнительных обязательств. Остановившись на варианте гостиницы мы, конечно же, стали искать самый дешевый. Что греха таить – платить бешеные деньги за 2 ночевки и несколько походов в душ совершенно не хотелось. В общем, выбрав по этому критерию гостиницу «На Тещином», мы совершенно успокоились. Конечно, предварительно почитали отзывы в сети – в них нас честно предупреждали, что в гостинице шумно. Шумно – не грязно, подумали мы, это пережить можно. И забронировали места «На Тещином».
Кто ж знал, что местечко, зовущееся в народе «Тещин язык» - это край запчастей, развал-схождения и шиномонтажа? Водитель такси недоумевал, где же в этом районе взяться гостинице, и интересовался попутно, не приехали ли мы, случаем, за запчастями. Мимо неслись фуры, вздымая клубы пыли. Начиналось утро.
Впрочем, гостиницу «Шиномонтаж» мы нашли быстро – благо, у нас был ее точный адрес, а запыленную благодаря плотному потоку транспорта табличку «гостиница» разглядели, даже не прибегая к помощи археологических инструментов. Нам очень удивились, будто бы мы не звонили несколько раз в течение месяца и не бронировали места, но все же нам выделили по койке и полотенцу. Даже завтрак пообещали, что показалось совсем уж королевским приемом – все же, как не старайся нормально питаться в поезде, а перспектива позавтракать яичницей – это выше всех благ.
Итак, после скудного, но долгожданного завтрака мы отправились из царства шиномонтажа в центр, откуда нам уже предстояло выбрать направление движения – то ли на о. Русский, то ли просто погулять по городу. Надо сказать, что температура воздуха уже в десять утра плавно поднялась до 27о и останавливаться на достигнутом не собиралась, что склоняло нас все-таки к парому и поездке на Русский, нежели к шатанию по нагретому асфальту под палящим солнцем.
В общем, в одиннадцатом часу мы погрузились на паром и окончательно потеряли связь с реальностью – прогулка по морским просторам напоминала то ли о Крыме, то ли о Новороссийске, то ли о Балаклаве, но вид берега больше склонял к Питеру или к Мурманску. В общем, каждый составил себе собирательный образ Владивостока из тех мест, где бывал раньше.
Пассажиров парома можно было условно, но довольно четко разделить на тех, кто едет по делам, и тех, кто едет отдыхать. Нас угораздило разговориться с женщиной из категории «по делам», которая объяснила нам, что на острове есть жилая часть, куда ехать бессмысленно, и часть исторически-пляжная – с батареей XIX века и возможностью окунуться в море. От первой остановки парома, как сообщил нам наш Вергилий, до батареи добираться надо было около получаса.
Выйдя с парома там, где нам указали, мы отправились в путь по проселочной дороге. Обратили внимание, что та часть пассажиров, которая выглядела как едущая отдохнуть, на этом причале не вышла, но значения этому не придали. Зря, как выяснилось.
Купив по дороге какой-то вкусный напиток с алоэ, не встречающийся на европейских просторах, двинулись в сторону, указанную нам местными. Через полчаса пути никаких батарей и бастионов не только не было, но даже не намечалось. Все хором почуяли, как минимум, несостыковку. Людей кроме нас на этой дороге не было вообще.
Благо, через несколько минут послышался шум двигателя. Нас, измученных полуденной жарой, подобрал и повез к месту назначения некий уроженец Находки, имени которого мы, к сожалению, не запомнили и для вечности не сохранили. Заодно этот милый человек поведал нам о темпах строительства объектов саммита, которыми утыкан Владивосток и его окрестности, рассказал про Великий Мост, который соединит о. Русский и центральную часть города, а в конце концов сообщил, что никаких исторических объектов тут не знает, но мы можем хотя бы нырнуть в море. Черт, подумали мы, море так море.
В итоге высадили нас на бетонном плато, которое исполняло функции причала и стройплощадки одновременно. Ставшая уже родной праворульная Тойота укатила, а нам ничего не оставалось, кроме как двигаться вдоль побережья куда глаза глядят, лишь бы не стоять под солнцем в клубах пыли. Пообщались с местными бабочками-эндемиками, которых некоторые вообще сначала приняли за колибри – настолько они крупные. Помнится, про этих бабочек и писал Гришковец, служивший на Русском, но книжные описания такого впечатления не оставили.
В общем, мы осмотрели все местные стройки, познакомились с флорой и фауной, но открытой полосы берега, пригодной для купания, так и не нашли. Прибытие парома, который мы приметили с какого-то холма и припустили к причалу со всех ног, в таких обстоятельствах было просто счастьем – откуда-то из глубин острова появились люди, даже люди без жилетов строителей. Раньше мы их тут практически не наблюдали, а тут подтянулись, надо же.
До Владивостока добрались без эксцессов – вяленые, голодные, пыльные и с обгорелыми носами. Где та осталась та свежесть и прохлада, которая сопровождала нас в пути от Тюмени до Читы, мы так и не поняли. По пути снова оценили красоту портового города (сборная жителей Питера и Мурманска просто не могла избавиться от некоторого дежа вю), поглазели на чаек, вышли в центре Владивостока и немедленно отправились обедать. Нельзя не сказать про обед в местном китайском ресторане – все питерские Тан-Жены и иже с ними даже в подметки здешним не годятся. Воистину прочувствовали контраст не только во вкусе совершенно обычных блюд, но и в цене. Обед не омрачило даже то, что в ресторане нельзя было курить, а это что-нибудь да значит.
Чтобы уж совсем не терять день даром, после обеда рванули к одной из достопримечательностей Владивостока – подлодке С-56. Удивило, что она оказалась открыта в понедельник – за музеями такое водится редко. Несколько стандартных «музейных» залов, письма под стеклом, элементы форменной одежды, фотографии и пр. особого впечатления не произвели, но тут опять же надо делать скидку на то, что мы прибыли из краев, где подводные лодки экзотикой не считаются. Зато отсек, полностью воспроизводящий обстановку в подлодке тех времен впечатлил всех. Невзирая на запреты, мы потрогали все, что могли, сделали пару фотографий на память и заодно немного отдохнули от жары.
Оставалась еще одна идея, не отпускавшая нас еще дома – прокатиться на здешнем фуникулере. Купили карту, выяснили, где находится его верхняя станция, и двинулись в путь. Если бы мы тогда спросили у местных, работает ли вообще фуникулер, сэкономили бы и время, и силы, но в наши головы даже не закралась мысль, что посреди лета он может не работать. В общем, устроили себе дополнительную прогулку по пыльным обочинам, размяли части тела, закостеневшие за долгую поездку на поезде, и уткнулись носами в табличку «Закрыто», украшавшую вход на верхнюю станцию фуникулера. Озадаченно покурили и двинулись в обратный пеший путь – а что еще делать?
Во время бесцельной, но очень приятной прогулки по центру Владивостока приметили несколько интересных вещей.
Во-первых, этот город не создан для пешеходов. Обособленные тротуары – редкость, регулируемые перекрестки, которые были бы полезны при таком плотном движении – тоже. А машин здесь действительно много, чуть ли не как в Москве, а вот улицы, конечно, куда уже. Это очень сильно напоминало южные горные города. Впрочем, что тут удивляться – Владивосток тоже не на равнине раскинулся.
Во-вторых, люди здесь не особенно куда-то торопятся. Показалось, что они сначала прикидывают, так ли им что-то надо, чтобы напрягаться, или все-таки не настолько, и потом, скорее всего, остаются на месте. При этом говорят местные жители достаточно неразборчиво, как бы себе под нос, и в глаза собеседнику лишний раз не смотрят.
Зато (это в-третьих) тут больше доверяют незнакомцам. Не абсолютно, конечно, но больше, чем в столицах. Когда нам срочно потребовались солнечные очки взамен забытых в Питере, нам разрешили примерить их в магазине и выйти на улицу, чтобы посмотреть, защищают ли они от солнца. При этом никакого залога с нас не спросили, хотя очки стоили отнюдь не сто рублей. Такими же доверчивыми оказались служители гостиничной столовой (кафе, кухни?), которые на слово верили нам, когда мы говорили, сколько нам нужно завтраков, входящих в стоимость проживания. Теоретически мы могли сказать им, что нам нужно в полтора раза больше, но мы не стали злоупотреблять доверием.
Вечером мы успели лишь добраться до гостиницы и смыть с себя слои пыли. Кажется, я заснул за несколько секунд до того, как коснулся головой подушки. Это был насыщенный день, и предстоял еще один, не хуже.
запись создана: 06.09.2010 в 12:59

@темы: вспомнить все, дневник странствий

URL
Комментарии
2010-09-06 в 15:50 

Fourteenth
Что есть величайшая иллюзия жизни? - Свобода, брат мой
Эх, краса-то какая...
Но я честно сильно удивлен. Шустро вы проехали. Мне казалось, что на это больше времени понадобится. Вот так век живи - век учись.

2010-09-06 в 17:26 

Rikki Tyki Tavi
Assemble the facts, digest the information, consider the implications. Then go spare. But with precision.
Какое ж это шустро? Тут все пока завершилось 12-м августа (третий день Транссиба, середина пути), а во Владивостоке мы вышли 16-го утром. Не, ну нам-то точно не показалось, что быстро)

URL
2010-09-06 в 23:36 

Fourteenth
Что есть величайшая иллюзия жизни? - Свобода, брат мой
Ну ясно дело, что не самолет. Кстати, а чего не полетели? Или все-таки Транссибом было интересней? Но все равно быстрее, чем представлялось.

Знаешь, тебе б мангакой быть. На самом интересном месте...©

2010-09-06 в 23:46 

Rikki Tyki Tavi
Assemble the facts, digest the information, consider the implications. Then go spare. But with precision.
Честно скажу, самолетом подешевле было бы. Но хотели именно чтобы Транссибом, да и не зря - впечатления от этих дней в пути самые хорошие) Только я вряд ли решился бы этот подвиг повторить)

Ну, тогда мне надо или на месяц забить на новую главу, или следующую написать вовремя, но про что-нибудь другое:-D

URL
2010-09-06 в 23:52 

Fourteenth
Что есть величайшая иллюзия жизни? - Свобода, брат мой
самые хорошие несмотря на...? Хотя вообще да, пусть из окна поезда, но хоть Россию увидишь.

Фанаты тебя линчуют :gigi:

2010-09-07 в 11:03 

Rikki Tyki Tavi
Assemble the facts, digest the information, consider the implications. Then go spare. But with precision.
Хорошие, вообще хорошие. Но сложно 6 дней практически ни фига не делать - за это время обычно можно горы свернуть, а тут сидишь-сидишь - покурил, почитал, чай попил, и день прошел. Я потом по Владивостоку от как угорелый носился, радуясь, что наконец-то можно двигаться и что-то делать)

Вот чтобы не линчевали, придется вечером переписать еще две-три главы)

URL
2010-12-03 в 03:50 

Fourteenth
Что есть величайшая иллюзия жизни? - Свобода, брат мой
А вот и оно. Как же я ждал-то ^_^
Кто ж знал, что местечко, зовущееся в народе «Тещин язык» - это край запчастей, развал-схождения и шиномонтажа?
О_О Ну ничегосе вас занесло же...

Нельзя не сказать про обед в местном китайском ресторане
А вы где именно были?)

Если бы мы тогда спросили у местных, работает ли вообще фуникулер, сэкономили бы и время
Да он уже очень давно не работает. Мягко говоря я в памяти своей даже информации не имею, когда он работал..

Обособленные тротуары – редкость
А что ты именно подразумеваешь по "обособленными тротуарами"? Судя по тому, что ты говоришь, что они редкость, то я и не знаю вообще чего это такое XD

Во-вторых, люди здесь не особенно куда-то торопятся
Ага. Сам же видел наши горки. Ты по ним попробуй поторопись, особенно зимой, когда они все заледеневшие. Я только удачи пожелаю.))
А потом привыкаешь. Да и пробежка тут далеко не та, что в ваших равнинах.

При этом говорят местные жители достаточно неразборчиво, как бы себе под нос, и в глаза собеседнику лишний раз не смотрят.
Серьезно? Хм. Про неразборчивость речи знаю, а вот чтобы в глаза не смотрели. Хотя да. Сам нечасто смотрю. Но это мы опять переняли кусок азиатской культуры, там тоже не принято.

При этом никакого залога с нас не спросили
о_О Мдааа.... Знаешь, здесь никому в голову бы и не пришло просто уйти. Если б очки не подошли, их бы вернули. А захоти украсть, так делали бы это по другому, но точно не таким способом.
Хотя когда я телефон покупал, да положил его в карман для проверки, продавцы на меня так-таки начали коситься. Так что это именно вам попалось.

Купив по дороге какой-то вкусный напиток с алоэ
*кивает с умным видом* Угу, хорошая штука. А у вас его нет? о_О Вот же. А чего вы в европах своих вообще пьете? Так понимаю наших фирменных чаев в бутылках у вас тоже нет.

Так прошу пардону. Все что выше - не выдержала душа местного уроженца.:gigi:
пасиб за очередное обновление, я примерно чего-то такого и ждал. Однако же вы все-таки многое упустили.

2010-12-03 в 04:11 

Rikki Tyki Tavi
Assemble the facts, digest the information, consider the implications. Then go spare. But with precision.
Fourteenth
Ну ничегосе вас занесло же... Вот кто как, кстати, а я доволен. Переплачивать за красивый вид охоты нет, а чтобы поспать ночь, много не надо - крыша и горизонтальная поверхность. Да и от центра недалеко, насколько я прикинул.

А вы где именно были?)
На углу Светланской и Алеутской, если мне память не изменяет. Там подвальное такое помещение)

Да он уже очень давно не работает
Блин. Не судьба, значит. А в интернетах такой информации вообще не было.

А что ты именно подразумеваешь по "обособленными тротуарами"?
Ну, с ограждением, например. У нас вот сейчас поставили даже сплошные заграждения, чтобы брызги из-под колес на пешеходов не попадали. Но это нововведение) А вообще у вас я даже простые тротуары с поребриками не везде видел, частенько это были просто обочины. Вот на Тещином с этим вообще экстрим был)

Сам же видел наши горки. Ты по ним попробуй поторопись
Да не только в этом дело, что до темпа ходьбы, то он для меня и здесь слишком медленный)
А тут другое. Например, я в гостинице просил утюг, дабы рубашку погладить, так пришлось долго доказывать, что мне дейтствительно очень надо, уж больно никому не хотелось со стула вставать. Ну и еще пара моментов аналогичных)

Про неразборчивость речи знаю, а вот чтобы в глаза не смотрели
Во. Я думал, тут у нас люди сдержанные, говорят тихо, на собеседника смотрят мало, а во Владивостоке у меня вообще контакт с людьми терялся. Хотелось поступать как злобный следователь, лампой всем в лицо светить) Хотя пробыл бы подольше - привык бы, чего там)

Знаешь, здесь никому в голову бы и не пришло просто уйти
Как-то я привык, что такое "а вдруг" подразумевается по умолчанию, и лишний раз тебе никто ничего не доверит. Приятно, на самом деле, что в тебе вора не видят, но все-таки непривычно)

А у вас его нет? о_О Вот же. А чего вы в европах своих вообще пьете? Так понимаю наших фирменных чаев в бутылках у вас тоже нет.
Даже близко нет. Еще какие-то а-ля молочные напитки, которые я так и не попробовал - тоже чисто ваши. А у нас из чаев в бутылках только липтоны и нести всякие. Так что нашим летом лучше пить просто воду. А штука эта с алоэ вкуснющая)

Ну, колись теперь, что мы упустили. Надеюсь уж, что не в последний раз до ваших краев добрался. А то на два дня приехал - считай, не был.

URL
2010-12-03 в 04:39 

Fourteenth
Что есть величайшая иллюзия жизни? - Свобода, брат мой
крыша и горизонтальная поверхность. Да и от центра недалеко, насколько я прикинул.
Ну ясно дело, что не в Гавань и не в Хёндай, но все равно есть и другие.

На углу Светланской и Алеутской, если мне память не изменяет.
Вот и первый пункт назрел пропущенного)) По нашим меркам там даже не очень) Самая лучшая китайская кухня, ты не поверишь, на рынке на Спортивной. Маленькие такие забегаловки среди торговых палаток. Да, там довольно людно, часто жарко (хотя пиво дают), мухи летают и вообще цивилизованный человек бы поостерегся, но вот уж если и вкушать что-то, то только там. То что подадут будет стоить всех неудобств с лихвой.

Блин. Не судьба, значит.
Не судьба. И вряд ли уже и запустят. Мост же.

Ну, с ограждением, например.
А. Дошло. Кажется. Данунафих. Как же ходить-то?

ж больно никому не хотелось со стула вставать
А вот это уже интересно. Никогда такого не замечал. Блин, Тикки, спасибо. Ты мне открыл глаза XD Теперь если считать, что мы в принципе народ ленивый, а я считаю что ленив даже по нашим меркам... то теперь ясно почему меня никто еще не переплюнул.

Хотя пробыл бы подольше - привык бы, чего там)
Да наверно не так уж и легко наверно привыкнуть. Хотя лично мне например было бы дико разговаривать с человеком в упор смотря в его глаза.

что такое "а вдруг" подразумевается по умолчанию
Опять же мне не понять. Зачем во мне лишний раз видеть вора? Особенно когда вокруг камеры, сканеры и прочая, что мне в принципе не позволит что-то украсть.
Умельцы, конечно, ухитряются, но все ж.

Еще какие-то а-ля молочные напитки, которые я так и не попробовал - тоже чисто ваши.
Стоп-стоп. Это какие? Милкис чтоле? О_О"

Ну, колись теперь, что мы упустили.
Вот тебе мотиватор: чтобы сказать что вы точно пропустили мне придется и про второй день прочитать XD

2010-12-03 в 05:06 

Rikki Tyki Tavi
Assemble the facts, digest the information, consider the implications. Then go spare. But with precision.
Fourteenth
на рынке на Спортивной
Так, все, понял. Делаю себе заметку на будущее, чтобы знать.

Как же ходить-то?
Так и ходить, по тротуару, а не по краю проезжей части)

Никогда такого не замечал
Может, конечно, мне просто такие люди попадались, но как-то уж слишком часто за два-то дня. Уж в сфере обслуживания я привык, что все делается сразу. Я и не представляю, вообще-то, как можно ленивее быть) Ты прям уникум)

было бы дико разговаривать с человеком в упор смотря в его глаза
Ха. Очевидно, мы выглядели полными идиотами со своей манерой разговаривать:gigi:

Умельцы, конечно, ухитряются
Воот. Иногда оказывается, что таких умельцев не так уж мало. Сам работал в продажах, помню, что следить нужно за всем и за всеми на всякий случай. Ну, и в глаза смотреть, естественно)
Да и будучи покупателем привык телефон для примерки в карман не класть, зачем бедных продавцов до инфаркта доводить?

Милкис чтоле?
Ага, оно. Кстати, говорят, что в Сибири этих напитков завались, как и тех, что с алоэ, а вот через Урал они не перебираются почему-то.

Вот тебе мотиватор
Годный мотиватор) До следующей поездки во Владивосток нужно обязательно дописать про эту:gigi:

URL
2010-12-05 в 06:00 

made of fire and silver
недалеко от нас, оказывается, были )

   

безумству храбрых - гробы со скидкой

главная